НЕИЗВЕСТНЫЙ ТАШКЕНТ

Старшина Садык Касымов - самой колоритный ташкентский гаишник тех лет. "Явисты"-мотоциклисты отдавали ему честь

 

В СССР Ташкент по праву называли и «столицей мира и тепла», и «звездой Востока». Промышленно развитый, яркий многонациональной город в разных жанрах был широко представлен на официальной общественно-культурной сцене страны. В его биографии оставили любопытные следы и описанные в этой статье события, так сказать, «второго плана» непосредственным участников или свидетелем которых был автор.      

Свободные радиооператоры. Они же радиохулиганы

Во второй половине 1960-х гг. Ташкент был единственной республиканской столицей СССР, где в открытом для всех эфире на средних волнах (СВ) работали десятки нелегальных любительских радиостанций. Их владельцы – они называли себя свободными операторами – общались между собой, крутили дефицитную тогда рок-музыку, которую слышал весь Ташкент. Оператор «Риголетто» даже выходил в эфир с программой «Истина». Власти именовали их радиохулиганами. Это было наказуемо. «Хулиганы» об этом знали, но в эфир выходили. Фантастическое ощущение, что тебя могут слышать тысячи человек, глушило опасения. Эфир на СВ был сродни сегодняшним социальным сетям.

В конце лета 1968 г., 30 августа, на Сквере Революции (ныне Сквер Амира Темура) в центре города по инициативе «Риголетто» и «Солнца Ташкента» состоялась легендарная «встреча на земле» свободных операторов. Собралось около 200 человек. А ведь всего десять дней назад войска Варшавского договора вошли в Чехословакию. Протестуя, 25 августа на Красную площадь в Москве вышла группа советских диссидентов. Не лучший фон для проведения задуманного в Ташкенте слета. Но операторы считали, что имеют право общаться без официального разрешения, просто, как свободные, хотя и не очень законопослушные, молодые люди. И они вышли на Сквер. Через полчаса, когда встреча стала походить на митинг, вмешалась милиция. «Риголетто» был задержан, но сумел бежать из милицейской машины. Массовых задержаний не было. «Хулиганы» после разгона «митинга» не притихли. Уже на следующий день Ташкент мог слышать в эфире подробности лихих отрывов от «мусоров». Позже, какой-то «вражеский радиоголос» поведал о молодежной демонстрации в Ташкенте в защиту права слушать рок-музыку и в знак солидарности с чешской молодежью.

Ташкентские дискоманы

В 1970-х столица Узбекистана была своего рода звукозаписывающим хабом, через который по всей Средней Азии и даже за Урал распространялись магнитофонные записи с западной рок-музыкой. Этим занимались ташкентские дискоманы. По разным каналам (в основном через Москву и Питер) за немалые деньги (в среднем 50-70 руб.) они  доставали зарубежные грампластинки. Музыку с пластинок они переписывали (обычно за деньги) на магнитофонные ленты тем, кто был готов заплатить за это от  трех до пяти рублей. Обед в столовой тогда стоил около рубля (салатик, первое, второе и компот).

Серьезными по тем временам коллекциями примерно до ста дисков обладали около пятидесяти ташкентских дискоманов. Некоторые объединялись для расширения музыкального ассортимента. Самой крупной группировкой была компания из пяти друзей, живших в районе Чиланзар около Фархадского базара, за что ее прозвали «Фархадская филармония». У каждого была своя коллекция, а в «общем фонде» находилось до трехсот дисков. Фактически «все», что было на слуху тогда, а также элитарный рок для эстетов. «Пол Ташкента» ехали сюда за записями и рок-музыка в узбекской столице не была дефицитом.  

Первая дискотека

Потому не удивительно, что в Ташкенте в 1975 г. появился один из первых в СССР дискоклубов. К тому времени, насколько известно автору, в стране существовало не более десятка дискотек, не считая прибалтийских. Уже в 1976 г. ташкентский дискоклуб при поддержке горкома комсомола принял участие в Первом межреспубликанском фестивале-конкурсе дискотек в Риге. Там гости из Ташкента стали единственной дискогруппой из других республик СССР кроме прибалтийских. Ташкентский дискоклуб получил на фестивале диплом, который стал символом признания и своеобразным ключом для открытия дискотечного движения в Ташкенте, где в скором времени появилось несколько десятков дискотек. Периодически проводились фестивали, семинары, дискоклубы выезжали в гастрольные поездки по республике и за ее пределы. Москва с немалым удивлением смотрела на такую активность Узбекистана. Первой стационарной площадкой ташкентской дискотеки в 1977 г. стал обширный зал в подвальном помещении Клуба творческой молодежи «Ильхом» при ЦК ЛКСМ УзССР.     

«Ильхом». Ташкентская «таганка»

Спустя год при «Ильхоме» открылась ташкентская «таганка» - одноименный экспериментальный молодежный театр-студия, первый независимый театр в Узбекистане. В фонограмме премьерного спектакля «Утиная охота» по остро модной тогда пьесе Александра Вампилова с подачи дискотеки очень эффектно прозвучала музыка группы Pink Floyd. Руководил театром замечательный человек, талантливый режиссер  Марк Вайль. При нем «Ильхом» приобрел всесоюзную известность и широкое международное признание. На «гостевой стене» театра можно увидеть автографы и добрые пожелания самих ярких звезд советского театра. «Ильхом» работает и сегодня, но Марк Вайль был убит в сентябре 2007 г. в подъезде своего дома в Ташкенте.

«Киберги» и «Ялла»

В 1967 г. в Ташкенте появились «Киберги», первая рок-группа Узбекистана. Почти сразу в их репертуаре появился знаменитый хит Let’s twist again под названием «Эй, Дустлар!» на узбекском языке. В группу входил молодой Фарух Закиров, ставший потом солистом и руководителем образованного в 1970 г. легендарного ансамбля «Ялла». На фоне других советских ВИА коллектив выделялся тем, что опирался прежде всего на национальные музыкальные традиции, умело выбирая в них то, что их могло связать с современной музыкой. Свои концерты с использованием роскошных «ханских» национальных костюмов, богатых восточных декораций и красочного света они превращали в самобытные музыкальные спектакли - редкость на эстрадной сцене страны. «Ялла» был тогда самым активно гастролировавшим за рубежом советским эстрадным ансамблем. География их выступлений простиралась от Вьетнама до ФРГ.      

«Газ до отказа»

В середине 1970-х гг. в Ташкенте появились «явисты», так называли мотоциклистов, которые ездили на лучших тогда в СССР чешских мотоциклах JAWA. Но чтобы стать настоящим «явистом» на мотоцикл следовало поставить высокий изогнутый «рогатый» руль  с зеркалами заднего вида,  добавить дуги безопасности и по-особому ездить: быстро, резко, уметь ловко сновать между машинами, никогда не стоять «в хвосте», всегда быть впереди на перекрестках и первым «улетать» с них. Некоторые могли ездить не то, что на заднем, на переднем колесе и подниматься на мотоцикле по лестничным пролетам подъездов. Ташкентским гаишникам было дано негласное распоряжение не преследовать «явистов» при мелких нарушениях во избежание больших проблем. Часть особо продвинутых «явистов»  объединилась в группу и называла себя рокерами на британский манер. Периодически они совершали мотопробеги по городу. У группы был лидер – Сашка «Ява» - крепкий парень лет тридцати, отличный технарь, к тому же отсидевший пару лет за «хулиганку». Можно назвать это сообщество прообразом нынешних байкеров. 

«Волшебный напиток»

В середине 1980-хх гг. в Ташкенте был снят первый в СССР телевизионный рекламный ролик о «Пепси-коле», которая был объявлена волшебным напитком, даровавшим силы и вдохновение Шахрезаде рассказывать царю сказки в течение тысячи и одной ночи. В главных ролях снялись артисты Русского драматического театра им. А. Пушкина, в массовке - красавицы из Ташкентского дома моделей и рок-группа «Саратон» из г. Карши. Ее колоритный клип был снят энтузиастами Уз ТВ. Он и сегодня смотрится свежо и современно.

Ролик был снят на УзТВ по сценарию автора этого материала, который в разное время был также  свободным радиооператором «Риголетто» и дискоманом «Фархадской филаромонии», диск-жокеем первой в Узбекистане дискотеки «Ильхом» и мотоциклистом-«явистом» из группы Сашки «Явы», а также обладателем дарственной пластинки ансамбля «Ялла» с автографом Фаруха Закирова.