"Оглянись во гневе"

Реконструкция концепции программы "Оглянись во гневе"

Итак, при помоши горкома в Узбекистане был официально зарегистрирован первый в республике дискоклуб. Это было очень важно. Нас признали.

Следующее событие можно считать большой удачей. Благодаря самоотверженным усилиям Маргариты Фузуловой и работницы горкома моей одноклассницы Наташи Вострецовой в октябре (?) 1976 года нам посчастливилось представить нашу тематическую диско-программу на Первом межреспубликанском фести­вале-конкурсе дискотек в Риге. Мы были единственной дискогруппой из других республик СССР кроме прибалтийских. 

В столицу Латвии из Ташкента сначала вылетели Наташа и активист дискоклуба штурман Ташкентского авиаотряда Слава Костюшко. Наташе поездку оплатил горком, Слава, как работник гражданской авиации полетел бесплатно со знакомым экипажем. А со мной случилась конфузия. Горком не смог полностью оплатить мой авиабилет туда и обратно  (тогда 130 руб.). В его кассе не хватило десяти рублей. И я «зазвездил». Раз так, не еду, а вы «крахи». Но уговорили. Даже родители помогали горкому. Добавил свою десятку.

Диапректор "Этюд". Для создание эффекта "кино" с таких аппаратов через способ "затемнение" демонстрировались вручную слайды. Для этого как минимум нужен был второй проектор. При смене картинок проецирующий луч на одном проекторе плавно перекрывался рукой, изображение постепенно исчезало и ему на смену приходило изображение с другого проектора, которое также также плавно открывалось ладонью.

В Ригу я привез построенный на западном музыкальном материале тематический слайд-фильм в стиле рок «Оглянись во гневе». Работу над ним закончил за три дня до отлета.  Темой программы стали рок-музыка и участие молодежи в антивоенной антибуржуазной борьбе, которая тогда была на подъеме. Так что дебют первой узбекистанской дискотеки состоялся в Риге. Программа была записана на кассету и длилась около 40 минут. Примерно как пластинка. Слайды в Риге показывали втроем с трех диапроекторов "Этюд" (позже в Ташкенте, число диапроекторов довели до шестнадцати), я также читал текст.

Источником вдохновения послужили  концептуальные альбомы Thick as a Brick (Jethro Tull) и Tarkus (Emerson, Lake & Palmer), у которых обе стороны дисков связаны единой сквозной темой, а также музыка чилийского певца-революционера Виктора Хары… Звучала музыка Pink Floyd, King Crimson, Puhdys, Black Sabbath, Rick Wakemann, The Doors... Из разных песен и композиций выбирались наиболее интересные фрагменты, которые объединялись в единую фонограмму уже со своим лейтмотивом и сквозным действием. Очень эмоционально звучала сцена расстрела из Unknown Soldier группы The Doors.

Героями программы были хиппи и байкеры «Ангелы Ада», Че Гевара и президент Чили Сальвадор Альенде, наши космонавты и их астронавты… Были использованы фотографии фестиваля в Вудстоке, западных рок-групп, множество выразительных слайдов антивоенных молодежных демонстраций, которые перекликались с фотохроникой восстания в Варшавском гетто, звучали посвященные ему стихи еврейского поэта Людвига Ашкенази…

Одним из узловых моментов тематической программы "Оглянись во гневе", представленной в Риге на первом в СССР фестивале-конкурсе дискотек была песня "Молитва землепашцу" замечательного чилийского певца Виктора Хары. Видеоряд этого клипа концептуально передает содержание этого фрагмента.

Президент Альенде с автоматом в руках день фашистского переворота переворота в Чили 11 сентября 1973 г.
В бою он подобьет танк. Через несколько часов президент уйдет из жизни

У многих тогда был в памяти фашистский переворот под руководством ЦРУ  в Чили 11 сентября 1973 г., когда были  убиты тысячи людей и в бою погиб президент-демократ Сальвадор Альенде. В сочетании с песней чилийского певца-революционера Виктора Хары "Молитва землепашцу", тоже убитого путчистами, и фотографиями переворота, в моем исполнении в программе прозвучал текст последнего  выступление Альенде по чилийскому радио. Полный текст помню и сегодня:

«Наверное радиостанцию Магальянес заставят замолчать и до вас не дойдут твердость и спокойствие моего голоса.

Народ должен защищаться, но он не должен приносить себя в жертву. И я уверен, наступит  такое время, когда вновь откроется широкая дорога, по которой пойдет новый человек, чтобы строить лучшее общество.

Да здравствует Чили! Да здравствует народ! Таковы мои последние слова!

И я уверен, моя гибель не будет напрасной. Она станет по крайней мере моральным уроком вероломству, трусости и предательству!».

Название я позаимствовал у одноименной пьесы британца Джона Осборна 1950-хх гг.  (в тексте самой пьесы я собственно «гнева» не увидел, так, несколько скандалов с дракой). Строки стихотворения Миши Затучного (сейчас живет в Израиле), которыми открывалась программа, звучали круче: «Ты знаешь, где-то несчастья и смерть, дым черных пожарищ в небе. Это горит Земля, твой дом! Стой, оглянись во гневе!».

Фактически программа стала музыкально-историческим срезом за последние 35 лет минувшие до того момента.

Ничего подобного нашему могучему остро-политическму шедевру, наполненному дыханием протестующей улицы никто из других участников представить не мог. Программа была удостоена Диплома за высокое идейно-политическое содер­жание. Первый, неожиданный и оттого тем более радостный успех. Такая награда ограждала своей формулировкой от упреков в пропаганде западной культуры со стороны официоза.

Одновременно я смог представить широкой публике свою любимую музыку, в которой отражались пацифистские настроения сопротивления насилию, несправедливости и неприятия ценностей общества потребления очень характерные для молодежи в конце 1960-х и первой половине 1970-х гг., которые прошли под романтичными лозунгами Make Love Not War и Flower Power. В те времена бунт и социальный протест были одними из составляющих рок-движения. И уже тогда в СССР вышли книги Олега Феофанова «Тигр в гитаре»  и «Музыка бунта».     

В Риге после программы прямо с колес на двух проигрывателях я провел и свою первую танцевальную программу. Заготовок у меня не было. Помог один из рижан. Он дал порыться в его коллекции и подобрать музыку для дансинга по моему вкусу. Рижан удивила моя подборка. Тогда уже начиналась музыка диско, которой было легко завести публику. Но я построил программу в основном на тяжелом мелодичном роке. И получилось.


  • Буклет рижского фестиваля


  • Диско-пульт в Риге


  • Автографы на память

Начал танцы с песни Paranoid группы Black Sabbath. Благо, примерно знал, о чем она. Под грозную долбежку первых аккордов публика замерла, вслушиваясь в мой пафосный стих. «Я бросил свою девушку и теперь схожу с ума, зачем я это сделал, просто дурак я! Да, нет, это не так! Я просто параноик, параноик, параноик я !» проорал я в зал. Но задвигались немногие. Тогда я гордо объявил, что музыка черных сил не всем по силам, а потому меняем курс на Waterloo. Звук был резко смикширован на хит группы  «АББА», который тогда получил первое место на «Евровидении», регулятор задвинут в самый верх и колонки чуть не порвались. В двух словах я известил собравшихся, что это великий хит великой шведской группы и ABBA завела всех. Потом замечательно  покатил «Rock-n-Roll» группы Led Zeppelin, за ним еще какой-то быстрый хит, после которого я резко сбавил скорость, объявил, что следующая  песня будет о  несчастной любви и ушел на роскошную блюзовую Since I’ve Been Loving You c альбома Led Zeppelin III. Пришло время нежных объятий и романтичного шепота на ушко. А также первого глотка.

Фестиваль в Риге продлился неделю. Выступили семь коллективов. Других участников, кроме латышей не помню. Запомнился один из их организаторов – Нормундс Эрстс.

Кафе "Дружба, Сквер Революции". Первая дискотека в Ташкенте. Организована при поддержке Ташкентского горкома комсомола.
Я слева, за магнитофоном - звукоператор Юра Афанасьев (Царство ему Небесное!), в светлом пиджаке, его двоюродный брат Слава Костюшко -активист, за ним Миша Затучный - слайд-оператор. Дальше в углу справа закуривает сигарету моя будущая жена Таня, девушка в белой блузке - Валя Бочкарева, активистка.

 

Кроме поездки в Ригу, горком помог организовать первый в Средней Азии дискотечный вечер в конце 1976 или начале 1977 гг. на Сквере революции (да, так тогда говорили «на сквере») в молодежном кафе «Дружба», которого больше нет. В составе диско-группы были я, как ведущий, слайд-оператор Миша Затучный, звукоператор Юра Афанасьев (Царство ему Небесное!), активисты Слава Костюшко, Витя Гиммерверт (Царство ему Небесное!) и Сергей Коваленко, избранный Президентом. Собрался «весь Ташкент», включая моих родителей и будущую жену Таню.

О чем была программа не помню. Возможно мы представили «Оглянись во гневе».  Запомнилось другое. Именно тогда мне стало ясно - горком может не так много. Ровно в 23:00, когда народ только разогрелся на дансинге, заведущая залом выключила электричество и горком в лице Наташи Вострецовой не смог ничего поделать. Помню, как потом я ругался страшными словам на комсомол, а она меня, матерщинника, бедная девушка слушала. Стыдно до сих пор.

Маргарита Фузулова. Наш человек в горкоме.

Слабосильность горкома привела к тому, что весной 1977 года мы довольно спокойно перебрались в Клуб творческой молодежи «Ильхом», только что со­зданный при ЦК ЛКСМ Узбекистана в ташкентском Доме молордежи "Шодлик". Тогда мне казалось, что горком просто отказался от нас. Спустя много лет, уже в 2020 г. Маргарита Фузулова в переписке на ОК рассказала, как на самом деле все произошло:

- "Ваше плавное перемещение в подвал Дома молодёжи было связано с общим решением ГК ЛКСМ Ташкента и ЦК ЛКСМ  Узбекистана о передаче тогда уже (согласитесь, это так и было) организационно оформленного клуба творческой молодёжи (КТМ) Ташкента, под игиду ЦК комсомола республики . Уже была Рига с победой, уже была программа "История хорового пения на Руси" (программа "Древнерусское искусство" А. Попов) в Союзе художников, уже было утверждено Положение о КТМ, да и дискоклубы стали появляться, о чем вы и пишете.

После показа программы в Риге состоялся ее просмотр в сокращенной версии в старом ташкентском Доме кино, что находился напротив "Узбекфильма", для секретарей райкомов, комитетов комсомола и работников ЦК.

До этого в Ташкент звонил кто-то из руководства рижского горкома партии. Как было сказано, выступление ташкентской дискогруппы  продемонстрировало, как можно совмещать образовательные, просветительские формы работы с развлекательными, то есть на вашем примере рижане увидели не просто танцевальную дискотеку, а дискотеку-клуб, что их очень удивило.

В Ташкенте зал был просто взбудоражен. Я подробно рассказала о составе дискогруппы, о том, как и зачем создаётся КТМ и почему это должно быть в виде клубной формы. Вот после этого и приняли решение забрать КТМ со всеми его наработками под крыло ЦК, что мне и не только было очень не по душе. Но у ЦК был очень весомый аргумент – помещение.

По результатам демонстрации программы в Доме кино многим инициаторам дискотек в Узбекистане или их лучше назвать вашими последователями, стало проще решать вопросы создания дискоклубов.

В ЦК ЛКСМ появились наши единомышленники. Поэтому было решено объединить усилия и дать возможность продолжить жизнь новому движению. Итогда уже был  Марк Вайль с его идеей.

Я не могла всем вам, кого я бесконечно уважала, рассказать тогда об этих подробностях  и кто-то и ваших ребят однажды едко заметил :"Видимо, вы успешно закончили МГИМО!" Но главное было сделано, КТМ продолжал свою, пусть несколько иную жизнь!

Хорошо помню и фестиваль"Мы-патриоты интернационалисты" В   это время я познакомилась с ВИА "Оникс", с ними тоже было интересно работать, но вскоре я стала секретарём горкома комсомола и начала курировать другие вопросы. Примите, Саша, запоздалые извинения за 10 рублей, видимо мы просчитались.

Время было замечательное, и люди, с которыми мне удалось поработать, были  интересными, увлекающимися, творческими личностями. Спасибо вам всем и вам, Саша, особенно, за деликатность и понимание".